Цепов Роман: биография. Роман Цепов (Роман Игоревич Бейленсон): биография, карьерный взлет и смерть Кто такой роман цепов

(22 июля 1962 года , Колпино , Ленинград — 24 сентября 2004 года , Санкт-Петербург) — российский предприниматель.

 

Биография

По окончании школы работал на Ижорском заводе , окончил Высшее политическое училище МВД СССР , служил во Внутренних войсках МВД на политических должностях, затем в научно-исследовательском институте. Из МВД уволен в 1990 году в звании капитана. В 1992 году создал охранное предприятие «Балтик-Эскорт », которое и возглавил (зарегистрировано в апреле 1993 года). Охранял высших должностных лиц Петербурга, в том числе мэра Анатолия Собчака и его семью, а также вице-мэра Владимира Путина , с которым ему приписывали тесные связи .
По утверждению Александра Невзорова , Роман Цепов являлся внедрённым сотрудником МВД в преступный мир Санкт-Петербурга и оставался им вплоть до самой смерти

Криминальная деятельность

Цепов оказывал охранные услуги ряду криминальных авторитетов, в частности семье лидера «Малышевской» группировки Александру Малышеву и некоторых деятелей «Тамбовской» группировки. Впервые арестован в 1994 году по обвинению в незаконном хранении оружия (по слухам — из-за сбора денег за лицензирование игорного бизнеса). Начиная с 1993 года , пережил пять неудачных покушений. Фигурант ряда уголовных дел . Последнее дело было возбуждено в марте 1998 года по обвинению в вымогательстве 70 тыс. долларов, после чего Цепов на время скрылся в Чехии .

Карьерный взлет и смерть

200px-d09cd0bed0b3d0b8d0bbd0b0_d0b1d0b8d0b7d0bdd0b5d181d0bcd0b5d0bdd0b0_d0a0d0bed0bcd0b0d0bdd0b0_d0a6d0b5d0bfd0bed0b2d0b0-6728293
После прихода к власти Владимира Путина стал одной из самых влиятельных фигур в деловой и околополитической жизни Петербурга. Принимал участие в торжествах инаугурации Путина .

Ему приписывали тесные связи с министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым , начальником президентской охраны Виктором Золотовым (последний присутствовал на его похоронах) и замглавой президентской администрации Игорем Сечиным . Утверждалось также, что благодаря своим связям он оказывает важное влияние на назначения в ГУВД и УФСБ
. Журналисты называли его «серым кардиналом» и «охранным олигархом» .

Сам Цепов о слухах, окружающих его имя, говорил так:

Почему-то во все времена Цепов оказывался наиболее удобной фигурой для слухов. Выборы — Цепов. Уголовные дела, транши, кредиты, топливный бизнес, охранный, казино — Цепов. Кадровые перестановки — тоже я. Серый кардинал обязательно должен быть при короле.

— «Атака серых кардиналов», [Версия в Питере], 17 июня 2002 года

Семья

Дочь Дарья Романовна Цепова после смерти отца вышла замуж за уроженца Судана Хусаму Башира Саида Мохамеда, сразу после совершеннолетия добровольно уехала в Объединенные Арабские Эмираты. Одновременно со счёта Цеповой мошенниками были сняты 815 тыс. евро. Бывшая жена Романа Цепова в 2010 году сообщала о возбуждении уголовного дела о похищении её дочери .

Напишите отзыв о статье «Цепов, Роман Игоревич»

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Цепов, Роман Игоревич

Тарелка ему показалась не чиста; он указал на пятно и бросил ее. Тихон подхватил ее и передал буфетчику. Маленькая княгиня не была нездорова; но она до такой степени непреодолимо боялась князя, что, услыхав о том, как он не в духе, она решилась не выходить.
– Я боюсь за ребенка, – говорила она m lle Bourienne, – Бог знает, что может сделаться от испуга.
Вообще маленькая княгиня жила в Лысых Горах постоянно под чувством страха и антипатии к старому князю, которой она не сознавала, потому что страх так преобладал, что она не могла чувствовать ее. Со стороны князя была тоже антипатия, но она заглушалась презрением. Княгиня, обжившись в Лысых Горах, особенно полюбила m lle Bourienne, проводила с нею дни, просила ее ночевать с собой и с нею часто говорила о свекоре и судила его.
– Il nous arrive du monde, mon prince, [К нам едут гости, князь.] – сказала m lle Bourienne, своими розовенькими руками развертывая белую салфетку. – Son excellence le рrince Kouraguine avec son fils, a ce que j»ai entendu dire? [Его сиятельство князь Курагин с сыном, сколько я слышала?] – вопросительно сказала она.
– Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь.
– Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал.
– Нет, mon pere. [батюшка.]
Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился.
После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора.
Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу.
– Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует.
– Не нужно ли чего?
– Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.]
– Ну, хорошо, хорошо.
Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской.
– Закидана дорога?
– Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости.
Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом.
– Ну, хорошо, хорошо.
Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет.
Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге.
Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты.
Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль.
Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!»
– Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия.
– Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем.
– Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А?
– Помни, что для тебя от этого зависит всё.
В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение.
«Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас.
Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны.
– Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло.
Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности.
– Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!]
Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье.
– Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо!

,
«Влиятельный охранник стал жертвой необратимого процесса»

Григорий Максимов
, Санкт-Петербург

В понедельник в Санкт-Петербурге будут хоронить одного из самых авторитетных предпринимателей города, генерального директора охранного предприятия «Балтик-эскорт» 42-летнего Романа Цепова. Его отравили, введя смертельную дозу препарата от лейкемии. Он попал в больницу им. Свердлова еще 11 сентября, но врачи спасти его не смогли — в минувшую пятницу он скончался. Отметим, Романа Цепова называли «серым кардиналом» Санкт-Петербурга и одним из самых влиятельных людей на северо-западе, имеющим связи на самом верху властной вертикали.

Роман Цепов умер от поражения спинного мозга, сопровождавшегося симптомами ярко выраженной лучевой болезни. Экспертам удалось установить, что Цепов был отравлен большой дозой лекарственного препарата, который применяется при лечении лейкемии. Большое количество выделяемых препаратом красных телец смертельно для организма здорового человека. Препарат в виде раствора или измельченных таблеток предположительно был введен вместе с едой. По словам судмедэкспертов, признаки отравления могут наступить через 4-10 часов после приема препарата.

Уголовное дело возбуждено по статье 105 УК РФ (умышленное убийство). Следствие ведет прокуратура города, а в оперативно-следственную группу входят сотрудники уголовного розыска и управления по борьбе с организованной преступностью. Следствие уже расписало день Цепова, предшествующий отравлению, по минутам, пытаясь установить, кто и когда подмешал в пищу предпринимателю смертоносное лекарство. В пятницу прошли обыски и выемки по месту жительства и работы Романа Цепова.

Цепов почувствовал легкое недомогание 11 сентября, но врачи никак не могли установить диагноз. Поначалу ничего страшного врачи не предполагали, однако через несколько часов предприниматель в тяжелом состоянии был доставлен в одну из больниц Петербурга, а за два дня до смерти поступил в больницу имени Свердлова. 24 сентября Цепова собирались перевезти в одну из клиник Германии, но болезнь поразила костный мозг и процессы стали необратимыми.

Роман Цепов, которого никто и никогда впрямую не называл криминальным авторитетом, тем не менее был достаточно близко знаком фактически со всеми теневыми лидерами Санкт-Петербурга и Москвы, а со многими из них у него были и деловые отношения.

После окончания средней школы Цепов не смог поступить в институт и работал слесарем на Ижорском заводе. Срочную службу проходил в ВВ МВД СССР, откуда и ушел в училище. По некоторым данным, он окончил Высшее военно-командное училище ВВ МВД РФ. По окончании училища служил во внутренних войсках. С начала 90-х годов занялся охранной деятельностью. В 1992 году зарегистрировал охранное предприятие «Балтик-эскорт» — оно одним из первых получило лицензию на ношение оружия.

Однако знаменита фирма вовсе не этим. В начале 90-х годов именно «Балтик-эскорт» стала приближенной фирмой Смольного. Ее сотрудники осуществляли охрану квартиры первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, его жены Людмилы Нарусовой и их дочери Ксении. Именно тогда Цепов, по некоторым данным, познакомился с будущим президентом России Владимиром Путиным, а также Виктором Золотовым — главой службы безопасности президента, в то время телохранителем Собчака. Говорят, что сотрудников Цепова тренировали специалисты из ФСО, что и объясняет их высокую квалификацию.

Кроме этого, фирма Цепова была знаменита своим умением «решать проблемы», в частности в сфере сопровождения импортных и реэкспортных автомобилей из Санкт-Петербурга, а также получать долги без явного криминала. Довольно быстро Роман Цепов обзавелся связями во властных структурах Петербурга, что по нынешним временам является ценнейшим фактором — многие знакомые Цепова сейчас занимают самые высокие посты.

Читать так же:  Чем отличается искусственный интеллект (ИИ) от робототехники? Чем отличается искусственный жемчуг от культивированного Чем отличается искусственная

В 1994 году он был арестован за незаконное хранение оружия, хотя считалось, что это чисто формальная причина — на самом деле милиция пыталась связать его с рядом вымогательств. Однако доказать ничего не удалось. В дальнейшем Цепов только расширял свой бизнес. Благодаря знакомству с Александром Невзоровым в «Балтик-эскорт» пришли и до сих пор работают многие сотрудники из бывшего рижского ОМОНа. Цепов, в свою очередь, якобы помогал Невзорову в его кампании по выборам в Госдуму. В частности, на средства Цепова во Всеволожском районе Ленобласти, кандидатом в котором был зарегистрирован Невзоров, в нескольких школах были поставлены компьютеры. По словам одного бывшего сотрудника РУБОП, Цепов также известен тем, что фактически из собственного кармана оплачивал командировки питерского СОБРа в Чечню — закупал продовольствие, медикаменты, аммуницию.

Кроме членов семьи Собчака среди клиентов фирмы Цепова были также областной губернатор Вадим Густов, Пьер Карден, Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, другие звезды политики и шоу-бизнеса и даже представители крупнейших в регионе тамбовской, казанской, малышевской преступных группировок. Известны слова Цепова: «Я готов охранять хоть черта, если он докажет мне, что он честный черт».

На Романа Цепова было совершено несколько покушений, и все до недавних пор были неудачными.

По словам одного из бывших высокопоставленных милицейских чиновников, который сейчас также занимается охранным бизнесом, «Цепова могли хотеть заказать очень многие в Питере и за его пределами, однако еще большему числу людей было это невыгодно. На нем очень многое держалось в Питере. Сейчас начнется, во-первых, какой-то передел, а во-вторых, органы копать по этому делу будут очень активно».

Юлия Латынина

[…] Помню, когда мне впервые назвали имя Романа Цепова. Это было связано с разделом ЮКОСа. Вот в этот момент, когда все абсолютно люди вокруг Путина каждый хотел кусок ЮКОСа, естественно все олигархи тоже, появился некто Роман Цепов, он ходил вокруг ЮКОСа, говорил, что он представляет интересы Игоря Сечина. Он говорил, что
у него все полномочия решить конфликт с ЮКОСом
, если он и г-н Тимченко будут введены в состав Совета директоров. Я помню, что еще была достаточно комичная история, когда газетам сулили большие деньги за то, чтобы просто никто имени Романа Цепова не упоминал и не упоминал этого плана. Причем люди, которые сулили эти деньги, представляли пиар-службу Дерипаски. То есть создавалось такое впечатление, что Цепов может быть посредником между Сечиным и Дерипаской. Смешно, с одной стороны питерский, с другой стороны старый олигарх. Но что интересно, когда мне рассказывали эти истории, а очень много людей это рассказывало, у меня было полное впечатление, что г-н Цепов хочет отхватить кусок не по себе. То есть в дело замешаны серьезные люди, а он пришел с какого-то, ну да, он около Путина стоял и около питерских, но он не понимает, что это уже для других. И что, собственно, этим людям представитель в виде г-на Цепова не нужен. И судя по всему, ему это объяснили, и видимо, вот таким жестким способом. И что тут интересно, конечно, человека жалко. Но обратите внимание, никто из противников режима еще не погиб, тьфу-тьфу, вот они начинают не с политических противников, а чисто с коммерческих конкурентов.
[…]

Фрагмент посвященной Роману Цепову главы из книги Андрея Константинова «Бандитский Петербург

[…] За последние годы брэнд многих охранных предприятий города, скажем так, несколько потускнел (в том числе, в силу уменьшения актуальности ранее краеугольного «крышного» вопроса), то брэнд «Балтик-Эскорта», наоборот, в этом смысле резко прыгнул вверх. Это произошло в большей степени за счет харизматической личности его руководителя. И самое удивительно, такое положение вещей сложилось вопреки тому, что и само предприятие «Балтик-Эскорт», и его глава на протяжении многих лет неизменно существуют в являющейся объектом нашего изучения нише «Бандитского Петербурга». Речь в данном случае идет не о документальном произведении с одноименным названием, а о своего рода тусовке, в которой варятся не только бандиты, но и охранники, и менты, и прочие силовики. Так вот именно в этой тусовке имя Цепова уже давно повторяют с почтительнейшим придыханием, возводя Романа Игоревича чуть ли не в ранг олигарха, который может все и «решает» те самые «вопросы». При этом постоянно называются имена и Президента, и руководителей самых разных силовых структур, с которыми у Цепова, якобы сложились самые расчудесные отношения, благодаря которым он теперь может всё (ну, или скажем так – почти всё). Самые разные люди с претензией на небывалую осведомленность, всерьез перешептываются о том, что Роман Игоревич на самом деле занимает какие-то официальные секретные посты и уже в 35 лет был «где-то там» полковником «чего-то там». Скажем, к примеру, когда в последнее время в городе пошла волна убийств предпринимателей среднего звена и бывших бандитов, некоторые личности стали приписывать это обстоятельство влиянию Цепова. То есть, если раньше все пытались списать на «белую стрелу», то теперь шушукаются по углам «ну, без Цепова тут не обошлось» (и это все опять благоговейно да придыханием). Понятно, что здесь реальность уже балансирует на грани какой-то абсолютной мифологии, однако любопытно, что сам Цепов эти мифы развеивать не спешит: «Ну, и пусть ходят такие слухи. По крайней мере, лично я их вокруг себя не распускаю».

При этом достоверно известно, что все силовые структуры, начиная с МВД и кончая ФСО, «гноили» его контору начиная с 1993-го года. В частности, по нашим подсчетам, за последние десять лет в «Балтик-Эскорте» было проведено едва ли не три десятка (!) обысков. Уголовные дела в отношении предприятия возбуждались четырежды, количество же задержаний непосредственно самого Цепова (для каких-то объяснений, дачи показаний и проч.), по его словам, просто «не поддается никакому исчислению». Если добавить сюда еще и тот факт, что начиная с того же 1993 года в отношении Цепова предпринималось пять попыток покушений, становится, честно говоря, жутковато. И пускай все конфликты, которые были у Цепова с правоохранительной системой, ни разу не вылились в доведенные до своего логического конца уголовные дела, пускай большинство попыток покушений на него были предотвращены еще на уровне подготовки (с задержаниями, арестами.), от этого не становится яснее ситуация с тем, а чем собственно вызван такой гигантский кредит доверия, оказываемый Роману Игоревичу и его структурам? В том числе, и со стороны власть предержащих?

В последние годы в плане получения прибыли охранный бизнес для Романа Игоревича далеко не основной. Хотя он и утверждает, что садясь за один стол с олигархами настоящего бизнеса, он все равно остается для них директором охранного предприятия. (Правда, уважаемого охранного предприятия). Но в целом спектр его коммерческой деятельности достаточно широк: от туризма и игорного бизнеса, до строительства, недвижимости, страхования и перевозок. При этом, несмотря на то, что большая часть этого бизнеса уже перенесена в Москву, сам Цепов считает себя питерским и говорит, что в столицу никогда не переедет.

О бывших и нынешних коллегах по бизнесу он предпочитает не говорить. Равно как не любит распространяться о своих взаимоотношениях с представителями мира криминального. Из того, что доводилось слышать лично мне, я знаю, что у Цепова долгое время были очень плохие отношения с Русланом Коляком. Я помню даже, как в свое время Коляк хвастался, что он-де машины Цепову жёг, что скоро его «опустит» и прочее подобное такое «бла-бла». Было это году в 97-98-м, а вот в 2003-м, незадолго до своей гибели тот же Руслан Артемьевич, которого я как-то случайно встретил, интересовался, не мог бы я организовать ему встречу с Цеповым по некоему, сугубо важному для Коляка вопросу. (Руслан задавал этот вопрос довольно зло и не без доли эдакой издевки, по нему было видно, что сама ситуация, когда он вынужден переломить себя и пойти на поклон к Цепову ему крайне неприятна). Кстати об убийстве Коляка, я так думаю, в нашем городе одним из первых узнал именно Цепов. У меня и раньше была возможность убедиться, что такого рода информацию он узнает чрезвычайно быстро. В случае с Коляком, Цепов позвонил мне в Агентство и рассказал об убийстве спустя максимум полтора часа после того, как собственно, само убийство произошло. Интересно, что при всем том негативе, который шел в отношении него со стороны Коляка, Цепов никогда не отзывался о покойном плохо. В свое время он придумал Руслану кличку «Терминатор-Ноль» и ассоциировал его с неким агентом или конфиденциальным источником, который ощутив себя переросшим это качество, безуспешно пытался выйти из-под контроля…

Цепов убежден, что конкретных врагов (не включая недоброжелателей) с которыми ему пришлось бы считаться, у него среди обитателей нынешнего «Бандитского Петербурга» фактически не осталось. Есть лишь те, которые хотели бы причинить ему зло (их, по его словам, достаточное количество), но они по разным причинам сегодня просто не в состоянии этого сделать. К тому же «Бандитского Петербурга» образца 98-го года, по мнению Романа Игоревича, сегодня просто не существует – мол, у бывших бандитов теперь совершенно другие проблемы. «Они хотят, чтобы их считали коммерсантами, — говорит Цепов, — но при этом бизнес пытаются не криминально, но по-бандитски грубо, поэтому их никогда никто за один стол с собой не посадит».

В так называемых «определенных кругах» Романа Цепова знают все, притом что человек он абсолютно не публичный. Застать его там, где людно, практически нереально. Презентации, общественные мероприятия, салоны и прочее – это не для него, это так сказать не «цеповский» стиль. Избитый штамп «серый кардинал» подходит ему куда больше. Поэтому, если кого-то заинтересовал этот человек до такой степени, что захотелось посмотреть на него вживую, то я могу лишь отослать его к сериалу «Бандитский Петербург». Там, есть такая сцена, в которой Адвокат (Певцов) убивает Мишу Резаного на глазах у сидящих за столом «авторитетов». Так вот один из этих персонажей-«упырей» Цепов и есть. Кстати, впоследствии, когда режиссер Бортко начал экранизировать Достоевского, Цепов оказал ему неоценимую помощь (если присмотреться, то в титрах фильма «Идиот» можно прочесть благодарность Цепову). Роман Игоревич и в настоящее время сотрудничает с Бортко, выступая в роли сопродюсера фильма «Шестая рота», рассказывающего о гибели псковских десантников. Я точно знаю, что без помощи Цепова, решение разных вопросов, особенно на московском уровне, да и сам запуск этого фильма, были бы невозможны. Как рассказывал мне Бортко, Роман Игоревич произвел на него впечатление настоящего волшебника, который может одним телефонным звонком решить проблему невероятной сложности. Ни я, ни Бортко не знаем как это у него получается — но у него это получается. При этом Цепов абсолютно не относится к кинопроцессу как к бизнесу — для него это просто такое доброе, если хотите богоугодное, дело.

Здесь надо сказать, что к Богу, Цепов относится, как он сам говорил мне когда-то «без фанатизма, но нормально». То есть, без показушного такого отношения, вроде того же Коляка, который крестился, проезжая мимо любой церкви. Как в свою очередь Бог относится к Цепову, сказать не берусь (вопрос явно не по адресу). С другой стороны, я не много в своей жизни встречал людей, которые заявляли бы, что все их мечты уже практически исполнились. Как уверяет Цепов, если бы у него была волшебная палочка, то единственное, чего бы он хотел попросить, это не вставать рано утром и не просыпаться от звука будильника…

Надо сказать, что в данном случае, при вырисовывающиейся в близкой к демонизации образа Цепова картины, этот человек, как-то совершенно не по-современному — человечен. Я допускаю, что возможно, он отнюдь не таков с подчиненными, партнерами, наконец с конкурентами по бизнесу, но лично мне почти всегда было очень легко (и уютно, что-ли?) общаться с ним. Может быть от того, что отчасти мы с ним в чем-то очень похожи. Мне, безусловно, импонирует манера его общения, его чувство юмора (в отдельных случаях балансирующего на грани «черного»), а кроме того сам факт сохранившегося до сих пор в характере этого сильного и влиятельного человека элементов непосредственного, где-то совершенно наивного, ребячества. Он бывает резок, он до невозможности вспыльчив и, как многие из нас, терпеть не может признавать свою неправоту. Но в то же время, во всех тех случах, когда он понимает, что совершил ошибку или был в чем-то не прав, он найдет в себе силы загладить свою вину. Причем, сделает это в высшей степени корректно, каким-нибудь совершенно нетравиальным и безумно-изящным способом.

Словом, если говорить о легендах и мифах «Бандитского Петербурга», следует признать, что Роман Цепов — это, может быть, одна из самих мифогенных личностей, о которой мало что можно сказать конкретно и о которой при этом существует колоссальное количество разных полуправдивых и «полу-на-чем-то-основанных» историй. Это человек о котором нельзя говорить однозначно и которого невозможно также однозначно оценивать. И это обстоятельство, по-видимому, абсолютно устраивает самого Романа Игоревича. Ибо такая манера присуща ему самому: «да» и «нет» – не говорить, «черным» и «белым» — не называть.

Ромушка был маленький. Нет, рост у него был средний, обычный. Но вот внутри он был годочков трех, максимум шести. Он любил производить впечатление. Точнее, в точном соответствии с теорией Пиаже, мир для него делился на две неравные части: та, в которой он вызывал живой неподдельный интерес его привлекала и радовала. А другая часть, у которой Рома не вызывал интереса для него не существовала. Всю свою жизнь он пытался расширить первую часть, порой небезуспешно. Его совершенно не интересовало будущее. Точнее, он как и все детки хотел вырасти и стать большим мальчиком. Но совершенно не собирался при этом взрослеть. Это в конце коцов и стоило ему жизни.

Читать так же:  Библия на древнегреческом языке с переводом. Новый Завет. Современный перевод с греческого. — Какое место занимает предмет вашего изучения в современном мире

Он жил в мире игрушек. И игр. Офис охранной фирмы «Балтик-Эскорт» находился во дворах на Фонтанке. В сыром полуподвале. У Цепова был крохотный кабинетик-пенал, метра тва с половиной шириной, но длинный. Стол, стул, диван. На диване сидели гости. Ну вы знаете, как сразу распознать неуверенного в себе человека, ставшего начальиком? Он всегда старается расположиться выше собеседника. Рома поставил для гостей какой-то подростковый диванчик. И ты заходишь в помещение, хозяин встречает тебя с совершенно детской улыбкой, ласково подает тебе мягкую холеную ладошку (как ленинградская пышка: горячая, липкая и сразу сминается в твоих руках). А потом ты оказываешься в узком пространстве между стеной и столом, не знаешь куда девать ноги, твоя голова на уровне его стола, а он возвышается над тобой, величественный и недосягаемый.

Рома играл в стрелялки на компе, когда не было посетителей. А когда начинался какой-то разговор, он неохотно выключал компьютер и протягивал гостю боевой ПМ с подствольным лазерным целеуказателем. Давай поиграем. Вон мишени с фотоэлементом. Навсидку, полсекунды. Да не ссы, он не заряжен. Он всегда таскал с собой незаряженный пистолет, в багажнике возил два помповика и обязательно автомат. Стрелять он любил, даже тир на даче смострячил. И без оружия чувствовал себя неполноценным. Это было, конечно, связано с его сексуальным самовосприятием. Он ощущал себя без ствола, как без гениталий. Мальчик, воспитанный строгой еврейской мамой, которая подавляла в нем мужское начало.
У него в офисе не было секретарши, он чурался незамужних сотрудниц. Точнее сказать — к обычным женщинам. Но всей душой тянулся к бабам с криминальной «аурой». Я потом расспрашивал его бывших любовниц. Скажем так: Рома имел своеобразные привычки и комплексы. Вел себя как школьник с учительницами. Ну да ладно. Речь ведь не об этом.

Мама у Ромы работала стоматологом в тюрьме. Точнее, сначала просто стоматологом, а потом главным по зековским зубам и протезам. Так что рос Роман в полном достатке. Сменив фамилию Бейлинсон на Цепов, наш герой поступил не без протекции мамы в Высшее училище МВД, потом дослужился до капитана тюремных войск. Навел знакомства в обоих мирах. Без сожаления уволился из-за какого-то мутного скандала и интриг, поработал в военном НИИ и решил заняться охранным бизнесом. Мы с ним познакомились именно на этой теме. В 1994 году вся российская элита четко делилась на тех, кто охраняет, от кого охраняют и тех, кто нуждается в охране. Я нуждался. Программа «Вавилон» вдруг ни с того ни с сего взлетела на вершины телерейтинга, появились могущественные друзья и не менее могущественные враги. А тут внезапно возникли серьезные проблемы у охранной фирмы «АСБ», которая принадлежала американцам и в которой работали телохранители, обученные в США. Потребовалась срочно перевести свою охрану в другую фирму, чтобы бойцы могли пользоваться легальным оружием. По-моему, я даже тендер объявил, сказав в эфире, что мы ищем такое предприятие. Рома, услышав это по телевизору за десять минут доехал до моей студии с готовым договором. Он вообще любил все блестящее —власть, телевидение, кино, шоу-бизнес, лакированные туфли, золото и чистенькие иномарки. Деньги его практически не интересовали.

Вердикт лондонского суда по делу об убийстве Александра Литвиненко при помощи полония-210 заставил участников событий 90-х годов вспомнить историю смерти петербургского «серого кардинала» Романа Цепова , умершего 24 сентября 2004 года в результате отравления.

Эксперты и журналисты отмечали сходство симптомов болезни Александра Литвиненко и Романа Цепова. А историк спецслужб Борис Володарский в эфире Радио Свобода в 2009 году выразил уверенность в убийстве Романа Цепова «несомненно, радиоактивным ядом» , назвав его гибель в одном ряду с убийством Анны Политковской и отравлением Александра Литвиненко.

Сегодня мы вспомним о том, каким был «серый кардинал Петербурга» Роман Цепов. У нас в гостях – журналист, генеральный директор информационного департамента «Оперативное прикрытие» .

Эксперты и журналисты отмечали сходство симптомов болезни Александра Литвиненко и Романа Цепова

Кирилл, в 1996 году вы стали издавать «Оперативное прикрытие», журнал частных охранных предприятий, в котором публиковались аналитические статьи, посвященные криминальной ситуации в Петербурге. Чем было вызвано ваше решение издавать такой журнал?

– Идея освещать криминальную и околокриминальную обстановку в Петербурге возникла раньше. Она должна была созреть, потому что мало кто верил, что этот проект может жить, и мало кто хотел вкладывать в него деньги. Надо было искать инвесторов, причем принципиально не хотелось замыкаться на каких-то криминальных когортах. Поиск таких людей шел весь 1995 год, а потом мы вышли на них, и журнал был создан. Первоначально в его редакции работали люди, которые вышли из редакции «Делового Петербурга» . А поддержку журнала мы нашли совершенно неожиданно для себя, у нестандартного по тем временам охранного предприятия «Комкон», нестандартного – потому что его учредителями были два генерала и три прапорщика КГБ, причем из разных подразделений (я не буду называть их имена). Им наш проект показался любопытным. Они и нашли средства для выпуска первого номера журнала. Конечно, к тому времени у нас были определенные наработки, было безусловное понимание того, что происходит в городе, знание того, что в городе существуют кланы, был опыт, так как я до этого работал в ассоциации «Защита», сам сталкивался с различными конфликтными ситуациями. Присутствовало общее понимание того, кто за чем и за кем стоит, кто на что замыкается. Этот проект начинался не с чистого листа.

– К 1996 году криминальная ситуация в Петербурге несколько стабилизировалась. Прекратились «стрелки», отстрелы конкурентов, бандитский произвол, «беспредел отмороженных», как его называли. То есть наступили спокойные времена?

Все силовики в нерабочее время кого-то «крышевали», потому что государство им платило очень мало и прожить на эти деньги было невозможно

– Они чуть-чуть затихли. И мне часто казалось, что нам придется писать о том, что уже прошло: о становлении какого-то цивилизованного охранного бизнеса, о том, как «бравые парни» из числа бывших сотрудников правоохранительных органов или просто сознательные граждане будут охранять мир и покой нашего зарождающегося бизнеса, помогать нашей, еще непонятной в ту пору, правоохранительной системе. Плюс к этому, тогда в самом разгаре была первая чеченская война – надо учитывать и этот фактор. К тому же было понятно, что все силовики в нерабочее время кого-то «крышевали», зарабатывали свою денежку, потому что государство им платило очень мало и прожить на эти деньги было невозможно.

Нам действительно казалось, что мы будем писать об этом. А всё получилось не так, потому что началась «третья фаза 90-х», как я ее называю. Мне сложно сказать, с чем она была связана – возможно, с переделом передела. А возможно, с тем, что государство уже определило свои подходы и стали делить средний и крупный бизнес. Никто же не занимался рейдерством в середине 90-х, а вот к их концу начались рейдерские захваты (правда, их тогда еще не называли рейдерскими, но дележка пошла). Брали периметры больших предприятий, заходили на предприятия, отнимали печати, заменяли директоров и т.д. Начался передел совсем другого характера. И мы в него тоже влетели: те люди, о которых мы, так или иначе, писали, в большинстве своем оказались вовлечены во все эти схемы в силу того, что кто-то кого-то охранял, кто-то кого-то опекал, кто-то уже, вроде, отошел от дел, а его опять туда втянули и т.д.

Нам было хорошо работать в 90-е. У нас было много источников

Нам было хорошо работать в 90-е. У нас было много источников. Это было благоприятное время. В конце концов, нам удалось привлечь под знамя «Оперативного прикрытия» самые влиятельные и известные охранные предприятия Петербурга. И они использовали нас не только как свой ресурс, а и как некую переговорную площадку, на которой люди, имевшие спорные, проблемные взаимоотношения, могли прийти и спокойно попить чаю. Это было место, куда могли прийти противники. Это было хорошо. Я считаю, что нам удалось погасить достаточное количество конфликтов, хоть мы и были не силовиками, а журналистами. Это были хорошие времена.

– А как на вашем горизонте появилась фигура Романа Цепова?

– Наверное, это был февраль или начало марта 1996 года. Мои партнеры по «Оперативному прикрытию» предложили познакомить меня с одним человеком, «с которым невозможно общаться». Я изумился: «То есть?» Они сказали, что человек своеобразный. А я о нем уже слышал. У него были какие-то проблемы с чеченцами, какая-то история с дележкой Апраксина Двора , еще что-то. Но мало ли, что у кого было! Мне предложили с ним познакомиться и при этом сказали, что из этого знакомства все равно ничего не выйдет. Тут у меня взыграло профессиональное: «Давайте, знакомьте!» Мне дали телефон. Я позвонил. Откликнулся человек, судя по всему, странного характера. Он ответил совершенно не человеческим, хриплым и неестественным голосом. Это было, конечно, напускное. Это был театр, маска.

Крохотный кабинетик и непонятный человек. Не крупный, без «косой сажени в плечах». Очки на носу. Роман

Человек сказал, чтобы я подъехал пообщаться, назвал адрес. Я приехал. Бог мой! Какой-то проходной двор, ни то ни се, грязюка… Но иномарки, которые стояли у подъезда, меня, конечно, поразили – крутые… Вход в жилой подъезд, куда-то в полуподвал… Какие-то шлюзы, заваленные какими-то покрышками. Все это, конечно, абсолютно не тянуло на авторитетное охранное предприятие. Было ощущение, что это какой-то междусобойчик, на который собрались три отставных полковника, чтобы охранять какую-то продуктовую лавку.

Крохотный кабинетик и непонятный человек. Не крупный, без «косой сажени в плечах». Очки на носу. Роман. Но, на удивление, мы поговорили минут пятнадцать, и нам стало так легко общаться! Я не знаю почему, но у нас завязался контакт. Посидели, попили чаю. Это, собственно говоря, было началом. Общались мы часто, плотно, и уже в процессе общения становились известны подробности различных историй – о том же Морском порте Санкт-Петербурга, о разных людях. И я очень рад тому, что у нас никогда не возникали серьезные деловые отношения. Я ценил, прежде всего, возможность общения.

Кстати, сегодня, возможно, не было бы в Петербурге ни «Фонтанки.ру» , ни «АЖУРа» , потому что, когда в 1997 году в газете «Реклама-Шанс» решили, что им не нужны «Фонтанка.ру» и «АЖУР», их нынешние руководители приходили ко мне, и мы вели переговоры о том, чтобы они влились в нашу структуру «Оперативное прикрытие». Но, к сожалению, аппетиты у ребят были столь высоки, что это было не потянуть, и потом они нашли другие возможности, но на время. Наступил момент, когда Андрей Константинов попросил меня познакомить его с Романом Цеповым: ему не удавалось самому на него выйти. Я поехал к Роману, а тот спросил: «А мне зачем это нужно?» И так еще два раза. Андрей продолжал настаивать на знакомстве. Мне было неловко. В общем, в конце концов я их познакомил. И это фактически через какое-то время стало спасением для «АЖУРа», так как Роман стал источником финансовых вливаний, что их и подняло.

Мы просто общались. У нас не было финансовых отношений. Он мне мог просто позвонить, когда хотел, и я мог ему позвонить, когда хотел

А мы просто общались. У нас не было финансовых отношений. Он мне мог просто позвонить, когда хотел, и я мог ему позвонить, когда хотел. Мы встречались и у него в офисе, и где-то еще, где жарили шашлыки, я мог приехать к нему домой. Я в ту пору был без машины, и он часто подвозил меня до дома. Такие отношения, безусловно, были в ту пору правильными. Я уже много слышал об этом человеке и хорошего, и плохого. Кто-то через меня с ним знакомился, кто-то пытался через нашу площадку договориться с ним о чем-то…

Роман Цепов был в то время в Петербурге одной из самых влиятельных фигур

Роман Цепов был в то время в Петербурге одной из самых влиятельных фигур. Сотрудники его агентства «Балтик Эскорт» охраняли Анатолия Собчака и Владимира Путина. У него были дела с Виктором Золотовым, Игорем Сечиным и другими высокопоставленными чиновниками. Накануне своей смерти он занимался, например, улаживанием конфликта власти с ЮКОСом . Вы с самого начала вашего знакомства с Романом чувствовали его влияние на действующую власть в Петербурге?

– Почему чувствовал? Я это знал. Это выражалось хотя бы в том, что ему звонили. Можно сыграть что угодно, но невозможно сыграть такую череду телефонных звонков. Мы пили чай, и раздавались звонки, звонили самые разные люди (не будем называть их имена), я слышал разговоры. Я знал кое-что о перемещениях Романа и тогда, и позже, когда в Кремле поменялась власть. Это не было для меня откровением. Пару раз он нам помогал на безвозмездной основе, когда на нас оказывали давление. Чтобы решить подобные проблемы, ему достаточно было нескольких звонков или встреч. Но я относился к этому вполне спокойно. Для меня он не был человеком из какого-то другого мира, с короной на голове. Какая разница? Кто-то с кем-то как-то общается…

Накануне своей смерти он занимался улаживанием конфликта власти с ЮКОСом

Одно интервью, которое Роман Цепов дал вам в 2003 году, многие рассматривают как смертный приговор, который он сам себе подписал. В этом интервью для журнала «Город» он рассказывает о том, что познакомился с Владимиром Путиным еще в 1994 году. Вот цитата: «… Вице-мэру Путину по статусу не полагалась государственная охрана, хотя он курировал вопрос приватизации Балтийского морского пароходства, где только что было совершено убийство руководителя. Мэрия заключила с «Балтик Эскортом» официальный договор. Я выделил охранников, которые были способны обеспечить личную безопасность этого человека… А насчет коммерческой связи между нами – полный бред». Как вы можете это прокомментировать?

Чтобы решить проблемы, ему достаточно было нескольких звонков или встреч

– Фактически все интервью с Романом были сделаны мною. Он был человеком очень закрытым, не хотел общаться с журналистами и принципиально никому не давал интервью. Я ему периодически звонил и предлагал поговорить. У нас, видимо, была какая-то ниточка доверия. Он после некоторого сопротивления соглашался, и мы беседовали.

Читать так же:  А вы знаете, что означает этот символ на упаковке? О чём говорит упаковка? О чем рассказать упаковка продукта

У меня с ним, между прочим, был серьезный конфликт. Мы на полгода поругались – крепко. Это было связано с одним интервью , в котором говорилось о том, что, пока он охранял Владимира Путина, на него не было покушений. Сначала об этом просили немецкие журналисты, и мы делали интервью для них, но я сидел рядом. А это интервью меня очень активно просил взять у Романа журнал «Город». Они сами пытались, но у них не получалось. В ту пору Путин уже был президентом – кажется, это был уже 2002 год. Они хотели взять интервью у человека, который охранял будущего президента. Я долго убеждал Романа, пока он не согласился. Но он поставил условие: публиковать можно только после того, как он завизирует текст, потому что есть моменты, которые ему требуется согласовать с точки зрения безопасности. Я прекрасно понимал, что это вопросы государственного характера – какие-то моменты надо проверить временем, что-то придется изменить в будущем.

Мы с ним договорились. У нас была хорошая, большая, откровенная беседа. Мне с нетерпением звонили из журнала «Город» – узнать, как обстоят дела. Спрашивали, согласовано ли интервью. Я подтверждал, но отмечал, что есть одно условие. «Ну, если согласовано, можно, мы его получим?» – спрашивали ребята из «Города». Я дал им текст, но попросил не ставить в номер, подождать, чтобы не подводить меня. А они поставили.

Он был человеком очень закрытым, не хотел общаться с журналистами и принципиально никому не давал интервью

Мне позвонил из Москвы раздраженный Роман, кричал, спрашивал, сколько мне заплатили, зачем я это сделал, говорил: «Неужели тебе это дороже, чем наши отношения?» Я ему говорил, что отдал ребятам текст и предупредил их, чтобы они не ставили его в номер, а они меня не послушались. Роман очень крепко на меня обиделся. Потом ко мне приезжал парламентер от него, очень большой человек (не буду называть его имя, его уже нет в живых). Он тоже спрашивал, зачем я это сделал. Я оправдывался, как мог.

Мы где-то полгода не общались с Романом. Потом он как-то позвонил, пригласил пить чай. Так мы восстановили отношения. В его первом интервью 1996 года уже говорится о том, что он «крышует бизнес отцов города», а в ту пору «отцами города» были абсолютно конкретные люди, и в том интервью он открыто говорит, что у него с ними завязаны отношения. Я-то считаю, что это первое интервью, которое он дал, когда мы с ним познакомились, «весит» гораздо больше. Интервью в журнале «Город», по сравнению с тем, первым, было уже «вишенкой на тортик». Это на 100% не могло быть причиной его устранения.

56198e7f-cc9f-41f4-9d56-7519a26cf607_w250_r0_s-7848387

Мы виделись с ним незадолго до его гибели. В конце августа 2004 года я ему позвонил, не дозвонился. Позвонил в начале сентября. Молчок. Молчок. Молчок. Я как-то не понял, ведь Роман не имел обыкновения куда-то пропадать. Если он был занят, то мог ответить кто-то из его сотрудников, кто-то всегда был на телефоне. Он мог перезвонить. А тут – вообще молчок. И я сейчас точно не скажу, какое это было число – может, четвертое или пятое сентября, но я до него дозвонился. Он был очень усталый. Он меня пригласил, я приехал. Сказал, что его хочет снимать телевидение – оно делает фильм о вузе, в котором он учился. Роман не хотел сниматься, но мне удалось его уговорить. Это было его последнее небольшое видеообращение (оно, правда, никуда не попало).

Роман сидит весь серый. Я спрашиваю: «Почему ты так плохо выглядишь?» Он говорит: «Да я очень устал»

А Роман сидит весь серый. Я спрашиваю: «Почему ты так плохо выглядишь?» Он говорит: «Да я очень устал. Я только что из Беслана». – «А что ты там делал?» – «Ты же знаешь, что там было». – «Да, я знаю, а ты что там делал?» – «Ну, меня позвали, чтобы я туда приехал и занимался определенными вопросами. У нас есть глава государства, который позвал». Роман вернулся оттуда и был действительно в плохом состоянии.

Он попросил меня: «Слушай, мне нужен анализ ситуации по Петербургу. Что у тебя есть из аналитических материалов? Нам нужно посмотреть, чтобы здесь ничего подобного (Беслану) не было». Я говорю: «Рома, у меня есть наработки на эту тему, потому что я каждый день занимаюсь анализом угроз – разных, и теоретических в том числе. Есть много источников информации – определенная агентура и т. д, в том числе в диаспорах. Давай, я поспрашиваю, может, чего и узнаю? Может, кто из чужаков здесь ходит, бродит, может, еще что… А когда тебе это надо?» Он говорит: «Лучше поскорей. Ты ведь понимаешь, ситуация такая, что еще одна школа, и тем более здесь – это же никому не надо».

Он сказал, что выкарабкается, помощь не нужна. Я пожелал ему поскорее выздороветь. А через несколько дней он умер

Я согласился. Повстречался с разными людьми, поузнавал: вроде все спокойно, ничего такого не предполагается. Собрал информацию, позвонил ему и предложил повидаться. А он попросил меня все это написать на листочке и завезти в офис. Я опять предложил повидаться. Он сказал, что плохо себя чувствует, лег в больничку. Я отвез документ в офис. Через какое-то время опять позвонил, спросил о самочувствии. Он ответил, что ему хуже, совсем худо. А это уже была середина сентября. Я спросил, нужна ли помощь. Он сказал, что выкарабкается, помощь не нужна. Я пожелал ему поскорее выздороветь. А через несколько дней он умер.

– Существует много версий убийства Романа Цепова. К какой версии склоняетесь вы?

– Никакое интервью, даже самое откровенное, не могло бы стать причиной такого скорого его ухода, тем более с учетом того, с кем и как он летал в Беслан. И незадолго до того, как его не стало, он продолжал общаться с президентом. Нет, мне кажется, там абсолютно другая история. Выдвигалось много версий. Для того чтобы все их озвучить, не хватит нашего эфира. С какими-то из них можно соглашаться, с какими-то – нет.

Роман вступил на тот путь, который хорошим не заканчивается. Фактически он стал человеком для решения проблемных задач

Вообще, в какой-то момент Роман вступил на путь, который хорошим не заканчивается. И несмотря на то, что ему посмертно присвоили звание генерал-майора, несмотря на все остальное, понятно, что этот путь был очень опасным, потому что фактически он стал человеком для решения проблемных задач. Так получается иногда. Мы ведь не выбираем для себя судьбу. Но он оказался на острие каких-то крупных конфликтов, каждый из участников которых обладал определенными возможностями, и любой, кому он «наступал на хвост», мог быть заинтересованным в его устранении, мог заплатить, организовать убийство. А насколько я знаю из разговоров, у него в тот год было немало пересечений по разным вопросам, в том числе с нашими олигархами, нынешними и уже не нынешними. И каждый из них мог приложить к этому руку.

У него в тот год было немало пересечений по разным вопросам, в том числе с нашими олигархами. И каждый из них мог приложить к этому руку

А вот кто его устранил? Кому это было нужно? Сейчас я скажу то, чего до этого никогда открыто не говорил. Не так давно мне довелось общаться с человеком, который, может быть, причастен к его устранению. У меня на диктофоне есть абсолютно четко изложенная история о том, куда ездили, что брали, к кому приходили, где добывали препарат, в каком виде он присутствовал, кому его вручали для устранения и т.д. Я не знаю, насколько это соответствует действительности, я это еще не проверял. Но вообще, я плохо понимаю, как это можно проверить, потому что уголовное дело закрыто, приостановлено, невзирая на то, что родителям Романа (а я с ними часто встречаюсь) не дали возможности ознакомиться с этим делом.

Все наши попытки найти это уголовное дело, ознакомиться с ним оказались безуспешными. На все наши запросы приходят непонятные ответы о том, что оно находится то ли в Москве, то ли в Петербурге, то ли еще где-то. В общем, его не найти. Поэтому я плохо понимаю, как можно проверить ту информацию, которую я записал, хотя там есть все фамилии, имена.

Все наши попытки найти это уголовное дело, ознакомиться с ним оказались безуспешными

Сосредоточение в одном человеке знания о многих делах и непосредственное его участие во многих проблемных ситуациях рано или поздно, к сожалению, должно было привести к такому итогу. Вот и всё.

– Понятно, что вы пока не можете рассказать о содержании записи и тем более представить ее нам. Но можете ответить на один вопрос: это было политическое убийство?

В определенных кругах ходит настойчивый слух, что смерть Романа Цепова – это месть за убийство Вячеслава Шевченко, к которому, опять-таки по слухам, руководитель ОП «Балтик-Эскорт» был причастен.

 

В ночь на пятницу умер известный предприниматель, генеральный директор охранного предприятия «Балтик-Эскорт» Роман Цепов.

Смерть Цепова загадочна. До сих пор врачи не могут выяснить, отчего умер известный предприниматель, называемый за глаза «серым кардиналом». Его привезли в Свердловскую больниц

у две недели назад, когда он почувствовал легкое недомогание. Точный диагноз установить не удалось. Больному становилось все тяжелее, его собирались перевезти в Германию на лечение. Болезнь поразила костный мозг, и процессы стали необратимыми. Медики не исключают, что предпринимателя могли отравить

намеренно, считают, что препарат может быть пока им неизвестен.

– Я знаю, что Цепов умер, но вопрос о том, было ли это убийство, считаю некорректным, – сказал нам заместитель директора охранного предприятия «Балтик-Эскорт». – Слишком немного прошло времени. Я считаю, впрочем, что версия о его уби

йстве не исключается. С ним могло случиться все, что угодно. Раньше недомоганий подобного рода с ним никогда не было.

«Балтик-Эскорт» имел в 92-е годы монопольные права на оказание охранных услуг гастролирующим в Северной столице звездам шоу-бизнеса. Цепов дружил с Невзоровым, охранял его самого

и съемочную группу программы «600 секунд».

В определенных кругах ходит настойчивый слух, что смерть Романа Цепова – это месть за убийство Вячеслава Шевченко, к которому, опять-таки по слухам, руководитель ОП «Балтик-Эскорт» был причастен. Напомним, петербургские бизнесмены Вячеслав Шевченко и Юри

Александр Невзоров:

– Роман Цепов был моим другом десяток лет. Он помогал мне во время моей работы в Государственной Думе. В его естественную, не криминальную смерть я не очень-то верю. Знаю, что всю жизнь он был окружен не только друзьями, но и

врагами. Цепов был признанным теневым королем, но он не был криминальным авторитетом, он был авторитетом правовым.

Что касается его смерти, то я не профессиональный отравитель и не знаю, как именно его могли убить. Думаю, что если есть желание и немного денег, – все это не представляет сложности.

Справка

Роман Цепов родился в Колпино 22 июля 1962 года. Окончил Высшее военно-командное училище Внутренних войск МВД РФ. По окончании училища служил во Внутренних войсках. В начале 90-х годов организовал и возглавил частное охранное предприятие «Балтик-Эскорт».

Был знаком с Владимиром Путиным

Их знакомство произошло в 1994 году, когда нынешний президент работал еще вице-мэром. По статусу вице-мэру не полагалась государственная охрана, но в Смольном предполагали, что на Путина готовится покушение. Мэрия заключила с официальный договор с «Балтик-Эскортом», согласно которому охранное пред

приятие оказывало услуги по «охране общественного порядка в местах пребывания Путина В.В.». Кроме того, «Балтик-Эскорт» охранял Собчака, Брынцалова, Березовского и членов их семей, сотрудниками охранного предприятия удалось предотвратить более десятка заказных убийств.

Был продюсером фильмов питерс

кого режиссера Владимира Бортко, в том числе вышедшего на экраны фильма «Честь имею!» о 6-ом полке псковской дивизии ВДВ, погибшем в Чечне в феврале 2000 года.

На Романа Цепова было совершено множество покушений, но гибель генерального директора охранной фирмы до сих пор удавалось предотвратить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *